Вместо смертельного приговора - «эффект Лазаря»: как наука и медицина переворачивают наши представления о раке


image

02.02.2024 2780

4 февраля отмечается Всемирный день борьбы против рака. Эта группа болезней (именно так говорят сейчас ученые и врачи, подробнее см. далее) по сей день входит в число самых больших страхов человечества. Но исследователи и практикующие онкологи с каждым годом все убедительнее доказывают: нам нужно радикально менять свои представления о раке.

Почему? Какие перевороты совершила наука в понимании природы опухолей, каких прорывов добилась медицина? Насколько передовые методы и лекарства сейчас доступны пациентам? При каких симптомах каждому из нас нужно, не откладывая, идти на медосмотр или отвести к врачу своих близких?

Об этом «Комсомолка» поговорила с профессором, д.м.н., руководителем отдела междисциплинарной онкологии НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева Минздрава России, членом правления Российского общества клинической онкологии (RUSSCO) Николаем Жуковым.

ПОЧЕМУ МЫ ПРОПУСКАЕМ ОНКОСКРИНИНГИ
Каждый год нас зовут на онкоскрининги. Они проводятся бесплатно, по полису ОМС в рамках профосмотров или диспансеризации. Это профилактические обследования для выявления ранних признаков самых распространенных видов рака. Для каждого возраста, мужчин и женщин - свой набор анализов и других проверок: в зависимости от онкорисков, которые меняются в течение жизни (все списки обследований - в разделе «Здоровье» на KP.RU). Чем раньше обнаружен рак, тем лучше он лечится, не устают повторять врачи. Но, положа руку на сердце, ответьте: вы лично давно проходили онкоскрининг? Если нет, то почему? С этого мы и начали разговор с врачом, который более 25 лет изучает и лечит онкозаболевания.

- Николай Владимирович, чаще всего люди пропускают или откладывают обследования, способные обнаружить рак, по двум причинам. Первая - страх узнать о «смертельном приговоре». Вторая - боязнь самого лечения. Опасение, что оно будет настолько тяжелым, травмирующим, что и жить не захочется. Какие аргументы в ответ на это есть у онкологов?

- Если кратко – за последние три десятка лет, совпавшие со временем моей «карьеры» в онкологии, многое радикально поменялось. Немало опухолей, которые были фатальными, сейчас успешно лечат на распространенных стадиях. Но даже в случаях, если излечение пока невозможно, современная терапия позволяет контролировать заболевание, значительно увеличивая продолжительность жизни пациента. А сами методы борьбы с новообразованиями становятся все более щадящими. Мы уходим от калечащих операций, сокращаются осложнения и тяжелые побочные эффекты лекарственного лечения. Развивается реабилитация. При этом, конечно, я не буду кривить душой и говорить, что лечение рака абсолютно легкий и безболезненный процесс. За спасение жизни придется «заплатить» определенными побочными явлениями. Но, поверьте, они несопоставимо меньшее зло, чем проявления неконтролируемой опухоли. Тем более, что каждый прожитый год может приближать появление новых, более эффективных методов и лекарств.

ПРОРЫВЫ, ИЗМЕНИВШИЕ СУДЬБЫ ПАЦИЕНТОВ
- В чем главные изменения подходов к лечению рака? Где произошли самые большие прорывы?

- Классическая триада методов борьбы с опухолями осталась прежней: хирургия, лучевая терапия и лекарственное лечение. Последнее включает традиционную химиотерапию и два более поздних направления, появление которых радикально поменяло судьбу пациентов с некоторыми видами опухолей.

В конце 90-х годов прошлого века были зарегистрированы первые лекарства, открывшие эру таргетной терапии.

- Это препараты, направленные на определенные мишени - так называемые сигнальные пути, ускоряющие прогрессирование опухоли, - поясняет профессор Жуков. - Лекарства блокируют стимулирующие механизмы, тормозится деление и размножение раковых клеток. Несмотря на уже достаточно долгий период практического использования таргетная терапия еще не достигла потолка, ей есть куда развиваться, появляются все новые препараты против различных подтипов опухолей.

Еще одно направление, совершившее революцию в лечении ряда онкозаболеваний - иммунотерапия. В 2018 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине присудили ученым Джеймсу Эллисону и Тасуку Хондзе. Их эксперименты, которые проводились в конце 20-го и начале 21-го века привели к открытию так называемых контрольных точек иммунитета. Это позволило разработать принципиально новое оружие для борьбы против рака, рассказывает доктор Жуков.

- Появились лекарства, снимающие блок, с помощью которого опухоли ускользают от иммунитета, посылая сигнал «не трогай меня, я свой». Иммунотерапевтические препараты не позволяют опухолевым клеткам обмануть иммунитет, чтобы выжить. За счет этого удается успешно лечить некоторые виды онкозаболеваний, которые раньше были приговором, в том числе, на поздних стадиях, при множественных метастазах.

В ТЕМУ

Как обучают и вооружают иммунные клетки
- Безусловно, самое «сильное» средство борьбы с опухолью - хирургический скальпель. С его помощью мы полностью удаляем новообразование, - говорит доктор Жуков. - На втором месте по силе - лучевая терапия. Мощное радиоактивное облучение разрушает клетки опухоли. Но оба эти метода имеют серьезное ограничение. Они могут убрать лишь видимые опухолевые очаги. Достать все до единой опухолевые клетки, распространившиеся по организму, не под силу ни хирургу, ни радиоактивным лучам.

В таких случаях шансы на спасение дает лекарственное лечение, в том числе таргетная терапия и иммунотерапия, позволяющие распознать и обезвредить злокачественные клетки, где бы они ни оказались. Хотя действие этих препаратов менее мощное, чем у тех же радионуклидов и тем более у скальпеля хирурга, лекарственная терапия постоянно совершенствуется. Чтобы добиться более активного уничтожения раковых клеток, ученые придумывают, как усилить методы системной борьбы с опухолями, рассказывает эксперт.

- Очень интересное и обнадеживающее современное направление - CAR-T терапия. В этом случае берутся иммунные клетки пациента. Вне организма, в биореакторе, их модифицируют - с помощью генной инженерии внедряют рецептор, который направлен на распознавание определенного типа опухоли. А также вносят изменения, которые повышают агрессивность соответствующих иммунных клеток. В итоге получаются хорошо обученные и вооруженные бойцы. Их размножают, и полученный препарат вводят пациенту. Это дает очень хороший противоопухолевый эффект.

Правда, пока применение CAR-T терапии ограничено относительно небольшим спектром онкозаболеваний (в основном различные виды опухолей крови), но разработки продолжаются. Вообще, за счет генной инженерии мы можем создавать все больше разнообразных молекул, которые участвуют в активации иммунного ответа.

НА ЧТО СПОСОБНЫ НАНОРОБОТЫ И ВИРУСЫ-ПОМОЩНИКИ
- Сейчас робототехника достигла таких высот, что кажется: еще чуть-чуть, и от самых опасных болезней нас успешно начнут лечить «умные» микроскопические устройства, запущенные в организм. Недавно, например, вышла научная статья, где испанские ученые обнародовали опыт применения нанороботов, работающих на мочевине - то есть они передвигаются, реагируя с этим веществом. Сообщается, что опухоль у подопытных мышей сократилась почти на 90%.

- Пока я не стал бы сильно аплодировать этой технологии. Во-первых, еще очень далеко до подтверждения эффективности у человека - сейчас идут эксперименты на клеточных культурах, максимум на мышах. Во-вторых, диапазон применения нанороботов крайне узкий - в приведенном исследовании, например, это был исключительно мочевой пузырь (они вводились в его полость). О введении препаратов в кровь (откуда они могут быть доставлены в другие органы. - Ред.) речи не идет. По сути же нанороботы - один из новых вариантов доставки существующих лекарств либо источников излучения (в исследовании был радиоактивный йод). И уж точно не стоит думать, что это специально обученные маленькие машинки, которые, как в фантастическом фильме, будут отлавливать опухолевые клетки и убивать их лазером.

- Но в будущем такие «умные» микромашинки могут появиться или это научно не обоснованная фантазия?

- На сегодняшний день это выглядит совсем фантастичным. Рак системное заболевание, и чтобы окончательно победить опухоль, нужно уничтожить все злокачественные клетки до последней. Представить, что какую-то машинку можно настроить так, что она проникнет абсолютно в любую ткань и догонит каждую опухолевую клетку - очень сложно. Думаю, это крайне маловероятно.

- Еще ученые пытаются использовать для борьбы против рака модифицированные вирусы. Тут успехи есть?

- Идея создать некий вирус, который заражал и убивал бы именно опухолевые клетки, выглядит привлекательно. Однако теме онколитических вирусов уже немало лет, и пока серьезных прорывов не видно. Отчасти это связано с тем, что вирус это живой организм, который может выходить из-под контроля. Сделать его «злобным», агрессивным и при этом заставить атаковать исключительно опухолевые клетки не так-то просто. Да, исследования идут, но выдающихся результатов пока нет.


Имеются противопоказания. Необходима консультация специалистов.

Источник : Ссылка

   

Для размещения Вашей информации на портале воспользуйтесь системой "Public MEDARGO"

Публикации